Внимание!

Уважаемые посетители сайта! Общественная палата Республики Карелия открыла новый сайт. Надеемся, что он стал более удобен при просмотре.

Если у вас есть конструктивные предложения по работе данного Интернет-ресурса, будем рады, если вы направите свои пожелания на наш адрес: г. Петрозаводск, ул. Энгельса, д. 4 (Общественная палата РК), мы постараемся их учесть. 

Если нарушения придумывают, значит это кому-нибудь нужно?: Заместитель Председателя ОП РК Анатолий Цыганков об институте наблюдения

9 июля 2020 г.

 

Любое голосование требует того, чтобы кто-то посторонний следил за действиями  его организаторов. Нужен внешний контроль, чтобы у организаторов не было соблазна нахимичить, подгоняя результаты под собственные задачи. 

С этой целью и создан институт общественного наблюдения. В ходе нынешнего голосования по принятию поправок в Конституцию России законодатели вручили эту контролирующую функцию Общественным палатам России и регионов. Но это никак не препятствует любым гражданским активистам собирать и распространять информацию о соблюдении законодательства участниками процесса конституционного голосования. Всё что укрепляет легитимность процедур голосования, то идёт на пользу обществу. 

Многолетним наблюдателем за выборами в России является общественное движение в защиту прав избирателей «Голос», участники которого информационно сопровождают каждый электоральный цикл, публикуя на своей «Карте нарушений» сведения о конфликтных историях. Давно известно, что редакторы сайта не перепроверяют сведения получаемые ими от своих информаторов, доверяясь новостному потоку. Потому в список нарушений, довольно часто попадает информация за уши подтягиваемая до определения «нарушения». На самом деле ничего общего с ними не имеющая. Иногда это легко выясняется, иногда нужно проделать расследовательские усилия, чтобы разобраться в содержании новости, оцененной авторами «Карты нарушений» как покушение на закон. 

 

В ходе голосования по принятию поправок в Конституцию России на «Карте нарушений» «Голоса», в разделе посвящённом Карелии, размешено было тринадцать сообщений, которые предлагалось воспринимать как нарушения законодательства. Такова точка зрения корреспондентов «Голоса». Хотя анализ каждой описанной ситуации приводит к выводу, что из тринадцати сообщений, попавших на «Карту нарушений», двенадцать точно не относятся к нарушениям, а одна ситуация небесспорна.   

Практически все сообщения относятся к действиям органов власти, которые лишь при большом воображении или нарочитой заданности авторов можно именовать «нарушениями». Согласитесь, странно любую информацию, в которой упоминается тема конституционного голосования в связке с персонами власти, тащить на «Карту нарушений». Правильно такие сообщения (новости) квалифицировать как информирование граждан о процессе голосования по поправкам в Конституцию России. Однако корреспонденты «Голоса» считают иначе, явно работая «на вал» (чем больше, тем лучше), а не на содержание. 

Нет смысла все их корреспонденции разбирать, потому как они однотипны и почти все касаются представителей республиканской власти, которым «Голос» отказывает в праве высказываться по поводу Конституции.  

Остановлюсь на нескольких последних претензиях информаторов «Голоса», уличающих два учреждения (культуры и медицины) и члена Общественной палаты Карелии. 

Первый эпизод. Автор сообщает, что руководство бюджетного учреждения «Музей изобразительных искусств Республики Карелии», учредителем которого является министерство культуры Карелии, требовало от работников представить «отчёты о явке сотрудников». Сразу скажу: данный факт не соответствует действительности. В Музее изобразительных искусств не проводилось собраний, на которых руководство музея ставило бы задачу для своих сотрудников принять участие в голосовании и затем отчитаться за это перед руководством музея. 

Сотрудники музея находились на удалённой работе (музей не принимал  посетителей). Администрации музея в переписке с ними напомнила сотрудникам, что в стране проходит голосование и у них имеется возможность принять участие в нём. Никаких призывов агитационного характера не высказывалось. Принуждения к голосованию не было.

Второй эпизод более сложный. На сайте «Голоса» сообщается, что государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Республиканский медицинский аналитический центр» требует от своих сотрудников проголосовать по конституционным поправкам и затем предоставить «отчёты о явке сотрудников», принявших участие в голосовании «за поправки к Конституции». Документ, опубликованный на «Карте нарушений», действительно существует и изложен он верно. Но, как говорится, дело в интерпретациях. Для тех кто не знает, сообщим, что Республиканский медицинский аналитический центр занимается в последнее время  сбором информации о распространении коронавирусной инфекции в Карелии. И каждый день его сотрудники составляют отчёты для республиканского штаба по коронавирусу, собирая данные по Карелии. Накануне 1 июля, объявленного в стране выходным днём, руководитель медицинского аналитического центра попросил своих сотрудников сообщить ему, кто из них уже проголосовал и готов работать в выходной день? В адреса двенадцати сотрудников ушли такие электронные письма.  

Речь шла о том, что формировался список дежурств на 1 июля. То есть рабочая потребность в информации, запрашиваемой руководством Республиканского медицинского аналитического центра, была. Однако требование предоставить информацию о явке на участки для голосования по Конституции РФ («необходимо отчитаться о явке сотрудников», — цитируем текст служебного письма) не являлось необходимым для организации рабочего процесса. И такое указание могло восприниматься как понуждение к голосованию. Если на этом остановиться, то действительно можно прийти к умозаключению, к которому пришёл карельский корреспондент «Голоса». Сотрудников бюджетного учреждения заставляют голосовать. 

Но и тут есть нюансы, в которые надо было вникнуть, чтобы понять произошедшее. Письмо от имени руководителя медицинского аналитического центра составляла сотрудница центра и когда она обращалась к своим коллегам о необходимости отчитаться об исполнении задания, то имела в виду себя. Перед ней была поставлена задача собрать информацию о сотрудниках, проголосовавших и готовых работать в выходной день 1 июля, и ей нужно было сообщить своему непосредственному руководителю (отчитаться перед ним), кто готов работать в выходной день. 

А на «Карте нарушений» это было представлено так, будто ГБУЗ «Республиканский медицинский аналитический центр» собирает информацию для Минздрава Карелии об участии медиков в голосовании, таким образом понуждая их участвовать в процедуре волеизъявления. Корреспондент «Голоса», ничего не перепроверяя, переслал письмо бюджетного учреждения на сайт «Голоса», чем редакция удовлетворилась, действуя по логике: документ же есть, чего ещё надо? Но на самом деле, принуждения к голосованию сотрудников медицинского учреждения в данном случае не было, а значит и факт отражённый на «Карте нарушений» не соответствует действительному событию.  

Не могу пройти ещё мимо одного примера «нарушений», в котором фигурирует член Общественной палаты Карелии Екатерина Алексеева, которую информатор «Голоса» обвинил в ведении агитации в пользу поправок в Конституцию РФ. Посыл у корреспондента «Голоса» вроде бы правильный, он обнародовал информацию, взяв её из социальной сети, где Е. Алексеева высказывается в пользу конституционных поправок и объясняет почему лично ей они нравятся. Так оно и было. Это факт. Но преподносится высказывание Алексеевой как незаконное действие члена Общественной палаты Карелии и для убедительности юрист «Голоса», комментируя «нарушение», сообщает, что организаторы общественного наблюдения не имеют право вести агитацию («за» или «против») поправок в Конституцию России. Против последнего утверждения нет возражений. Но член Общественной палаты Карелии Е. Алексеева не являлась ни организатором общественного наблюдения, ни общественным наблюдателем, на своей странице в соцсети она не выступала от имени республиканской Общественной палаты. Посетив участок для голосования, она сообщила о своём личном выборе и объяснила свою позицию в поддержку поправок в Конституцию РФ. Гражданка Е. Алексеева имела право публично сформулировать свою точку зрения. 

Из чего следует неизбежное и мало приятное для «Голоса» умозаключение: нарушения закона нет, комментарий размещённый на «Карте нарушений» «Голоса», в связи с высказыванием Е. Алексеевой, искажает существо произошедшего. Корреспондент «Голоса» неверно представляет Е. Алексееву участницей общественного наблюдения и, исходя из данного ложного тезиса, далее делает и ложное умозаключение, странно не понимаемое юристом «Голоса». 

И если так пройтись по всем тринадцати «нарушениям», зафиксированным на «Карете нарушений», и отделить зёрна от плевел, то окажется, что «зёрен», собственно, и нет. Какая-то информация сообщается, конечно, но никакого отношения она не имеет к нарушению законодательства. Одни плевела. Мусорная подделка под «нарушения».

На «Карту нарушений» «Голоса» по какой-то причине не попала скандальная история, произошедшая в Беломорском районе, где представитель районной администрации злоупотребляла своим должностным положением, требуя от  подчинённых «управляемого голосования». Управляемого районной администрацией, конечно. Этот факт интересен тем, что имеется документальное свидетельство — аудиозапись, содержание которой позволяет говорить о принуждении людей к голосованию. Поскольку достоверность аудиозаписи должна быть ещё подтверждена — идёт проверка документального свидетельства, — то я не  стану сейчас говорить о событии, как о завершённом. Но то что было выложено распространителем аудиозаписи в социальной сети «ВКонтакте» (если довериться объективности свидетельства), то можно констатировать — факт нарушения зафиксирован (и опять оговорюсь, пока не установлен). 

Но и в этой истории хватает двусмысленностей. Рабочее совещание, на котором  один из руководителей районной администрации ставит задачу перед подчинёнными ему работниками, в том числе руководителями муниципальных учреждений, проходило в конце марта (на том заседании речь велась об участии в голосовании по поправкам в Конституцию РФ). Тогда как раз стало известно, что назначенное на 22 апреля всероссийское голосование не состоится, по причине пандемии коронавируса, и дата голосования переносилась на неопределённое время. То есть, техническое задание Беломорской районной администрации (если оно было) становилось ситуационно бессмысленным. И не ясно, было ли у этой истории «с принуждением» административное продолжение.  

А странность тут вот в чём. В конце марта велась скрытая аудиозапись, а только в середине июня факт «принуждения» попал в социальную сеть. Возникает естественный вопрос: почему автор разоблачительной аудио записи молчал весь апрель, молчал весь май, молчал половину июня и только дождавшись пика общественного внимания к конституционному голосованию, практически накануне 25 июня, выкатывает факт «принуждения» наружу? Это совсем не похоже на  спонтанный поступок гражданина, возмущённого административным принуждением по отношению к себе. Тут выглядывает скорее какой-то расчёт. Человек как в засаде сидел, как будто выжидал чего-то. И информацию о  «принуждении» обнародовал с обдуманной сценарной точностью, интригуя  читателей. Сначала факт изложил (для затравки), а уж в самый-самый пик  голосования и аудиозапись обнародовал. Случайность? Спонтанность действий? 

Как и смущает тот факт, что интернет-издание, сопровождавшее данный конфликт, готово было финансово тратиться, чтобы придать беломорской скандальной истории большее общественное звучание. Оплачивало интернет-издание размещение новости в верхних строках российских новостных лент, нет – я того не знаю. И ни на чём не настаиваю. Но публично данное допущение прозвучало 1 июля во время работы Информационно-ситуационного центра Общественной палаты Карелии. Если редакция сайта станет настаивать на спонтанности событий, то не исключено что кто-то и возьмётся за расследование финансовой истории, имеющей прямое отношение к политике. 

Я лично склонен доверять автору, распространившему аудиозапись, и присоединюсь к его гражданскому пафосу. Но мне совершенно не понятно — если исходить из добросовестности намерений человека, — чего он ждал два с половиной месяца, тая  информацию о выкручивании рук ему и его коллегам по муниципальной службе? Согласитесь, такой вопрос правомерен. 

Беломорская история «с принуждением» к голосованию не завершена и я ещё вернусь к ней, дождавшись результатов служебного расследования. 

Но не только этот «сладкий факт» не попал в список нарушений от «Голоса». Не могу ещё об дном не вспомнить. Но сначала напомню, как требовательно непримиримо эксперты «Голоса» относились к любому намёку на участие представителей власти в  информировании граждан о ходе голосования по поправкам в Конституцию России. Информирование непременно приравнивалось к агитации, со всеми вытекающими отсюда обвинениями в политическом давлении на граждан. Надо полагать, такова  принципиальная позиция корреспондентов «Голоса» (иначе бы они не слали данную информацию на сайт «Голоса»). 

Губернатору информировать граждан о ходе конституционного голосования нельзя. Министрам — нельзя. Депутатам парламента — нельзя. Впрочем, нет, некоторым депутатам Законодательного собрания Карелии это можно было делать. И вот тому занятная иллюстрация, не замеченная карельским экспертом «Голоса». 

Не являлось тайной, что партия «Яблоко» выступала против внесения поправок в Конституцию России. «Яблочники» звали своих сторонников к бойкоту голосования. Это их политический выбор. Однако как быть с тем, что депутат парламента Карелии Эмилия Слабунова из фракции «Яблоко» приходит на сессию Заксобрания с наглядной агитацией, агитируя жителей Карелии голосовать против поправок в Конституцию? Пропагандистскую акцию она провела 25 июня, то есть в день когда началось голосование. 

В отличие от своего коллеги по парламенту республики Элиссана Шандаловича, попавшего в корреспондентскую сеть «Голоса» в качестве нарушителя, Слабунова в нарушении закона — в агитации — не была замечена корреспондентом «Голоса» в Карелии. И это странно, поскольку на футболке, в которой депутат Слабунова пришла на заседание Заксобрания, была размещена надпись против внесения поправок в Конституцию России. 

Обычно следящая за своим внешним видом Э. Слабунова на этот раз позволила себе вульгарность прийти на официальное мероприятие в футболке. Но тому имелось объяснение, это была наружная агитация политической партии против конституционных поправок. Акцентирую внимание на том, что это была открытая «яблочная» агитация на официальном мероприятии (на сессии), транслировавшемся в сети интернет. Это нарушение закона? Ответ очевиден. Но на «Карту нарушений» «Голоса» столь откровенное нарушение не попало. Хотя депутата Э. Шандаловича эксперты «Голоса» «повязали» лишь за то, что он анонсировал своё выступление по теме Конституции. Он информировал о событии со своим участием. Слабунова прямо агитировала против внесения изменений в Конституцию. Однако «злодей»-«единоросс» попал в нарушители, а «яблочница» в пропагандисткой футболке, в прямом смысле слова грудью вставшая против поправок в Конституцию, не была замечена карельским корреспондентом «Голоса». Этот нечаянный пример полно характеризует и местного корреспондента и «Карту нарушений», куда он подтаскивает хворост выдумок, чтобы чадило гуще. 

Так и делается статистика нарушений у «Голоса». Всё с голоса, ничего не проверяется. Что идеологически подходит, всё годится, всё без разбору берётся, и наоборот. Даже когда пропагандист на них грудью прёт, ничего видят. 

Хорошо, что в Карелии эксперты от «Голоса» хотя бы до откровенных провокаций не дошли, как то случалось в других регионах России, где активистов «Голоса» ловили на фальсификациях, когда они инсценировали придомовое голосование, пытались подбрасывать липовые документы избиркомам.  

Главным нарушителем на карте движения в защиту прав избирателей «Голос» становится его корреспондентская сеть. 

Анатолий Цыганков 

Фото — сайты «Республика», «Столица на Онего», «Политика Карелии».